Постановление пленума верховного суда рф о избрании меры пресечения

Скачать:

Скачать: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.12.1968 N 45
Скачать: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.12.1968 N 45

11 июня 2020 года Пленум Верховного Суда РФ внес изменения в четыре своих постановления по уголовным делам:

  • «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» от 19.12.2013 № 41 (постановление № 41),
  • «О судебной практике по делам о контрабанде» от 27.04.2017 № 12 (постановление № 12),
  • «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» от 15.11.2016 № 48 (постановление № 48),
  • «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» от 16.10.2009 № 19 (постановление № 19).

Большинство изменений направлено на уточнение формулировок и актуализацию документов в связи с обновлением законодательства, однако ряд разъяснений заслуживает внимания.

Применение судами мер пресечения

Разработчики постановления приводят две основные причины для новых разъяснений о применении судами мер пресечения:

  • существенные изменения уголовно-процессуального законодательства: усиление ограничений в отношении лиц, находящихся под домашним арестом, и введение новой меры пресечения – запрета определенных действий;
  • применение судами избыточных мер пресечения, в том числе в отношении подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести и преступлений в сфере экономической деятельности.

Напомним, что любая мера пресечения, предусмотренная УПК РФ, может применяться, только если установлены конкретные данные, дающие основания полагать, что подозреваемый или обвиняемый может воспрепятствовать производству по уголовному делу: продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю и другим участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства; скроется от дознания, предварительного следствия или суда и так далее.

Сначала суд должен решить, необходима ли мера пресечения в принципе, а потом определить, какая именно мера будет достаточна в данном деле. В новой редакции постановления № 41 Пленум рекомендует судам придерживаться алгоритма, предусмотренного УПК РФ: избирать более строгую меру пресечения, если менее строгую избрать невозможно (пункты 3, 36, 42.1, 51.1). При этом подчеркнута активная роль суда: он сам, вне зависимости от наличия ходатайств сторон, должен выносить на обсуждение вопрос о возможности применения менее строгих мер пресечения вместо предлагаемых органами предварительного расследования.

Этим же правилом необходимо руководствоваться и при избрании меры пресечения подозреваемому или обвиняемому в совершении преступления небольшой тяжести или преступления в сфере экономической деятельности, если

  • он не имеет постоянного места жительства на территории России, либо
  • его личность не установлена, либо
  • им нарушена ранее избранная мера пресечения, либо
  • он скрылся от органов предварительного расследования или от суда (исключительные случаи, предусмотренные пунктами 1 – 4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ).

Наличие этих обстоятельств не предопределяет заключение под стражу. Даже в таких случаях судам следует обсуждать возможность применения более мягкой меры пресечения (п. 4 постановления № 41 и п. 8 постановления № 48).

При этом судья в силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ, избирая ту или иную меру пресечения, обязан излагать мотивы и основания, в силу которых счел невозможным применение более мягких мер, ссылаясь на конкретные материалы дела. В противном случае такое постановление может быть обжаловано. В новом п. 54.1 постановления № 41 Пленум предостерегает суды апелляционной инстанции от формального подхода к изучению и проверке доводов о необоснованности обжалуемых постановлений.

Домашний арест

В п. 36 постановления № 41 Пленум дополнительно разъяснил, что избрание домашнего ареста в отношении подозреваемого или обвиняемого в преступлении небольшой тяжести допускается, если за это преступление в качестве наиболее строгого вида наказания может быть назначено лишение свободы, либо в тех же исключительных случаях, когда по этой категории преступлений допускается заключение под стражу.

При этом Пленум напоминает, что в отношении лиц, совершивших впервые преступления небольшой тяжести, и несовершеннолетних лишение свободы применяется с ограничениями, установленными ч. 1 ст. 56 и ч. 6 ст. 88 УК РФ.

Залог

Новые разъяснения в пунктах 42.1 и 42.2 постановления № 41 и п. 8.1 постановления № 48 касаются залога.

Пленум указывает на право суда, который пришел к выводу, что назначение залога само по себе недостаточно для достижения цели применения меры пресечения, совместить залог и запрет определенных действий. При этом должны соблюдаться все требования ст. 105.1 УПК РФ.

Помимо этого, Пленум подчеркивает, что в постановлениях по результатам рассмотрения ходатайств об избрании меры пресечения недопустимо указывать на ограничения применения залога помимо предусмотренных частями 3 и 4 ст. 106 УПК РФ: например, связанные с расчетом суммы залога в зависимости от размера вменяемого ущерба.

По делам о преступлениях в сфере экономической деятельности судам рекомендовано обсуждать возможность применения залога во всех случаях без исключения.

Запрет определенных действий

Мере пресечения в виде запрета определенных действий посвящены пункты 51.1 и 51.2 постановления № 41: указывается, среди прочего, на обязанность суда оценивать соразмерность каждого из возлагаемых запретов и всей их совокупности целям применяемой меры пресечения с учетом данных о личности подозреваемого или обвиняемого, фактических обстоятельств уголовного дела и представленных сторонами сведений.

Судам предписано детализировать постановления о возложении запрета выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, поскольку такой запрет связан с ограничением конституционного права на свободу: устанавливать срок действия запрета в отношении конкретного лица, способы его связи со следователем, дознавателем и контролирующим органом и другие условия в соответствии с требованиями частей 7, 9 и 10 ст. 105.1 УПК РФ. Пленум обращает внимание на то, что этот запрет устанавливается и продлевается по правилам, предусмотренным для содержания под стражей, однако длительность его сроков определена в ч. 10 ст. 105.1 УПК РФ.

Заключение под стражу предпринимателей

Избрание меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в сфере экономической деятельности возможно только в исключительных случаях при наличии обстоятельств, перечисленных в пунктах 1 – 4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ.

Однако законодатель выделяет две категории преступлений такого рода: одни всегда признаются совершенными в сфере экономической деятельности, например, легализация имущества, незаконное получение кредита или уклонение от уплаты налогов; другие – в зависимости от конкретных обстоятельств дела, например, мошенничество, присвоение или растрата, злоупотребление полномочиями.

В прежней редакции постановлений № 41 и № 48 обязанность при избрании меры пресечения выяснять, в какой именно сфере деятельности совершено преступление, была возложена на суд. Пленум меняет этот подход: в п. 7 постановления № 41 и п. 6 постановления № 48 судам рекомендовано исходить из презумпции того, что такие преступления совершены в сфере экономической деятельности. Сведения, опровергающие эту презумпцию, должны представить органы предварительного расследования – при их отсутствии в удовлетворении ходатайства о заключении под стражу должно быть отказано.

В постановлении № 48 также подчеркивается недопустимость вывода об отсутствии связи инкриминируемого деяния с предпринимательской деятельностью на основании данных о корыстном мотиве или способе распоряжения похищенным.

Кроме того, в новой редакции этого постановления предусмотрена дополнительная гарантия для лиц, задержанных в порядке ст. 91 УПК РФ по подозрению в совершении преступления в сфере экономической деятельности. Если сторона защиты ходатайствует об отложении судебного заседания для представления документов, подтверждающих статус подозреваемого в качестве индивидуального предпринимателя или члена органа управления коммерческой организации, суд обязан удовлетворить такое ходатайство и продлить задержание на срок до 72 часов (п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ).

Вопросы уголовного права

Помимо разъяснения процессуальных вопросов в новом постановлении Пленума содержится толкование ряда материальных норм.

В п. 9.1 постановления № 48 отмечается, что для правильной квалификации деяний в сфере экономической деятельности как преступлений, совершенных группой лиц по предварительному сговору, необходимо устанавливать общие признаки соучастия и специальные признаки его соответствующей формы, а также наличие у каждого из соучастников умысла на совершение конкретного преступления.

Важное разъяснение: недопустимо рассматривать трудовые или личные отношения, сложившиеся в рамках хозяйственной деятельности, как доказательство наличия признаков группы лиц по предварительному сговору. Выполнение работником распоряжений руководителя, связанных с осуществлением преступной деятельности, также не может быть единственным основанием его привлечения к уголовной ответственности как соисполнителя. Подчеркивается, что преступления со специальным субъектом могут признаваться совершенными группой лиц по предварительному сговору только если в их совершении участвовали два и более специальных субъекта. Соучастие специального и общего субъекта не является группой лиц по предварительному сговору.

Пункты 18.1 – 18.3 постановления № 48 содержат разъяснения по разграничению преступного и непреступного поведения в сфере экономической деятельности.

Признается, что причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в сфере экономической деятельности не всегда является преступлением. Пленум распространил на предпринимателей и членов органов управления коммерческих организаций действие статей 39 и 41 УК РФ о крайней необходимости и обоснованном риске соответственно. Таким образом, преступность содержащих признаки преступления в сфере экономической деятельности деяний, совершенных в состоянии крайней необходимости или при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели, исключается.

Кроме того, Пленум обратил внимание судов на то, что деяние, формально содержащее признаки преступления в сфере экономической деятельности, может быть малозначительным и не представлять общественной опасности, а потому уголовное преследование за него невозможно.

Еще одна группа разъяснений положений УК РФ содержится в обновленном постановлении № 19 (пункты 11, 12.1 и 20). В числе прочего отмечено, что состав злоупотребления в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд предусматривает мотив – корыстную или иную личную заинтересованность. Чтобы исключить чрезмерно широкое толкование, Пленум приводит примеры проявлений иной личной заинтересованности: стремление получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, например, в трудоустройстве или продвижении по службе своего родственника, получить поощрение по службе, государственную или иную награду, занять более высокую должность и тому подобное.

Необходимость привести документы Верховного Суда в соответствие с обновленным законодательством была очевидна: они содержали устаревшие формулировки и ссылки на утратившие силу правовые нормы. Новые разъяснения тоже следует приветствовать: юридическое сообщество уже давно обсуждало потребность в официальном признании на уровне постановления Пленума допустимости применения норм УК РФ об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, и о малозначительности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности.

Разъяснения процессуальных вопросов направлены на более широкое применение не связанных с изоляцией от общества мер пресечения, исключение необоснованного и чрезмерно репрессивного уголовного преследования предпринимателей – все это общепризнанные «больные вопросы». Хочется надеяться, что в дальнейшем практика пойдет по намеченному Пленумом пути – этого давно ждут деловые круги и адвокатура.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации отмечает, что в деятельности судов по назначению дополнительных мер наказания все еще имеются недостатки и ошибки.

Суды не во всех необходимых случаях применяют к осужденным предусмотренные законом дополнительные меры наказания, причем вследствие недооценки предупредительного значения дополнительного наказания нередко при постановлении приговоров даже не обсуждают вопрос о его применении.

Суды нередко нарушают требования ст. 29 УК РСФСР, предусматривающей возможность назначения в качестве дополнительного наказания лишения права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью независимо от того, что эта мера наказания не указана в санкции закона, по которому квалифицируется совершенное преступление, и не применяют ее в случаях, когда по характеру совершенного виновным преступления по должности или при занятии определенной деятельностью сохранение за ним права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью является невозможным.

Приняв решение о применении дополнительного наказания, суды иногда допускают неточности в его формулировке, не указывают срок, на который оно назначено, в нарушение требований ст. 40 УК РСФСР назначают его не по каждой статье в отдельности, а по совокупности.

В целях устранения отмеченных недостатков и улучшения деятельности судов по назначению дополнительных мер наказания Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет:

1. Обратить внимание судов Российской Федерации на то, что дополнительные меры наказания, назначенные в строгом соответствии с требованиями закона, имеют важное значение в предупреждении совершения преступлений как самими осужденными, так и иными лицами. Исходя из этого судам при постановлении приговоров надлежит в каждом случае обсуждать вопрос о возможности применения наряду с основным наказанием соответствующей дополнительной меры наказания.

2. Обратить внимание судов на недопустимость формального подхода при решении вопроса о назначении дополнительных мер наказания. Обеспечить строгое соблюдение принципа индивидуализации наказания в отношении каждого осужденного с учетом общественной опасности совершенного им преступления, степени вины и всей совокупности смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств.

В частности, при назначении дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами следует особенно продуманно подходить к решению этого вопроса в отношении лиц, для которых управление транспортом является профессией.

Обсуждая вопрос о применении конфискации имущества, суды обязаны учитывать в каждом конкретном случае не только тяжесть совершенного преступления и степень вины лица, но и данные о его личности, семейном положении, достоверные данные, свидетельствующие об отсутствии подлежащего конфискации имущества и исключающие возможность его обнаружения в дальнейшем.

3. Если закон, по которому квалифицируется совершенное преступление, предусматривает обязательное назначение дополнительного наказания, то неприменение этого дополнительного наказания может иметь место лишь при наличии условий, предусмотренных ст. 43 УК РСФСР, и должно быть мотивировано в приговоре со ссылкой на указанную статью.

4. Признав по характеру совершенных виновным преступлений по должности или при занятии определенной деятельностью невозможным сохранение за ним права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью, суд вправе в соответствии со ст. 29 УК РСФСР применять к нему в качестве дополнительной меры наказания лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью независимо от того, что указанная мера не предусмотрена санкцией закона, по которому осужден виновный, или указана в его санкции как одна из основных мер наказания.

Суд вправе применить к виновному ст. 29 УК РСФСР и лишить его права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и в том случае, когда лицо не занимало эту должность или не занималось определенной деятельностью постоянно, а выполняло соответствующие обязанности временно, по приказу или распоряжению.

5. Разъяснить судам, что при назначении дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами лицу, ранее лишенному этого права по приговору суда, следует применять принцип сложения наказаний, руководствуясь ч. ч. 1 и 2 ст. 41 УК РСФСР.

Наказание, назначенное в порядке административного взыскания за ранее совершенное лицом правонарушение, и дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортными средствами должны исполняться самостоятельно.

6. Указать судам на необходимость строгого соблюдения норм, определяющих порядок применения дополнительного наказания.

Недопустимо, в частности: назначение при условном осуждении, предусмотренном ст. 44 УК, дополнительного наказания в виде конфискации имущества; назначение лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью без указания срока, на который назначаются эти дополнительные меры наказания; произвольно, не в соответствии с требованиями закона, формулировать дополнительное наказание.

Лицу, признанному виновным в совершении нескольких преступлений, дополнительное наказание в силу ст. 40 УК должно назначаться отдельно за каждое преступление, а затем по их совокупности.

7. Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, Верховным Судам республик, краевым, областным и соответствующим им судам при рассмотрении дел в кассационном и надзорном порядке необходимо обращать внимание на обоснованность применения или неприменения нижестоящими судами дополнительных мер наказания и при установлении фактов невыполнения требования закона принимать меры к устранению допущенных нарушений.

Пленум Верховного Суда РФ подготовил разъяснения по актуальной проблеме защиты авторских и смежных прав. В частности, Пленум пояснил, что охраняется авторским правом, а что не является объектом защиты. Так, в соответствии с законодательном РФ объектами авторского права не являются: официальные документы (законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные тексты законодательного, административного и судебного характера), а также их официальные переводы; государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и иные государственные символы и знаки); произведения народного творчества; сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер (например, сообщения о новостях дня, расписания движения транспортных средств). Поэтому воспроизведение, распространение или иное их использование любым способом не образует состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав).
Кроме того, Пленум дала правовое толкование таким важным понятиям, как плагиат, присвоение авторства, контрафакт. В отношении последнего отмечено, что экземпляры произведений или фонограмм считаются контрафактными, если изготовление, распространение или иное их использование, а равно импорт таких экземпляров нарушает авторские и смежные права, охраняемые в соответствии с законодательством РФ. Разрешая вопрос о том, является ли экземпляр произведения контрафактным, суд должен оценивать все фактические обстоятельства дела, в частности, обстоятельства и источник приобретения лицом указанного экземпляра, правовые основания его изготовления или импорта, наличие договора о передаче (предоставлении) права пользования (например, авторского или лицензионного договора), соответствие обстоятельств использования произведения условиям этого договора (выплата вознаграждения, тираж и т.д.), заключение экспертизы изъятого экземпляра произведения. Что касается «присвоения авторства», то оно как способ нарушения изобретательских и патентных прав применительно к ст. 147 УК РФ (нарушение изобретательских и патентных прав) предполагает объявление себя автором чужих изобретения, полезной модели или промышленного образца, получение патента лицом, не внесшим личного творческого вклада в создание указанных объектов интеллектуальной собственности, в том числе лицом, которое оказало автору только техническую, организационную или материальную помощь либо только способствовало оформлению прав на них и их использование. В отношении такого достаточно распространенного преступления, как незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ), высшая судебная инстанция пояснила, что уголовная ответственность по указанной статье наступает только в тех случаях, когда это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб.
Любое лицо, впервые совершившее указанные выше преступления, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшими и загладило причиненный им вред. При этом до принятия решения о прекращении дела суд должен убедиться в том, что причиненный потерпевшему в результате преступления вред действительно заглажен.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Юрист со стажем 9 лет - Сергей / автор статьи
АВРОРА ЮРИСТ