Гаук мосгортур основной оператор детского отдыха

Стереть границы

– Инклюзия – процесс двусторонний. Дети, и «обычные», и «особые», пытаются жить в одном коллективе, познают, благодаря друг другу, что-то новое и начинают смотреть на многое по-другому. Учатся общаться и понимать друг друга.

Например, на сменах, где отдыхают дети с нарушением слуха, мы организовываем кружок жестового языка для всех желающих. Слышащие дети с интересом учат новый язык, пробуют общаться с глухими и слабослышащими сверстниками.

К концу смены ребята выучивают несколько простых жестов и общение становится более комфортным для всех.

Вообще, цель любой инклюзивной смены – стирание границ между детьми.

– А как обычные дети реагируют на сверстников с особенностями, когда видят их впервые?

– Кто-то поначалу сторонится их. Но после бесед, которые проводят вожатые в своих отрядах, ребята понимают, что перед ними – такие же дети, как они сами.

Малыши практически не обращают внимание на различия, и порой обижаются на поступки своих друзей с инвалидностью.

Например, был такой случай: подружились мальчик нормы и мальчик с синдромом Дауна. Ребята трогательно общались до того момента, пока однажды на огоньке (ежедневном подведении итогов в отряде) ребенок с синдромом Дауна не «сдал» своего друга вожатому – тот втихаря играл в игру на телефоне.

Ребенок с синдромом увидел это и с искренним удивлением во всеуслышание спросил, почему его приятель играет, если на огоньке это запрещено?

Естественно, ребенок нормы посчитал такой поступок предательством. Пришлось объяснять, что друг не предавал, а в силу своего восприятия мира выразил удивление тем, что не соблюдаются правила, о которых ежедневно говорят вожатые. Ребята помирились и расстались тепло, обменявшись контактами.

Дети постарше различия видят, но не концентрируются на этом. А вот подросткам уже нужно все объяснять. Чем больше они узнают, тем меньше у них тревоги, вызванной тем, что они сталкиваются с тем, что незнакомо и поначалу непонятно.

– А как готовят к смене детей с особенностями, например, с синдромом Дауна? Они же явно более ранимые.

– Да, отправлять ребенка с синдромом Дауна в лагерь на смену длиной в 21 день без подготовки неправильно. Это доставит сложности, в первую очередь, ему самому. Ведь попадая в новую среду с незнакомыми посторонними людьми, с новым условиями жизни, он испытает огромный стресс и может повести себя вне принятых рамок. Может толкнуть или начать навязчиво обнимать другого ребенка – часто это для него единственный доступный способ взаимодействия.

Но травматичной для других детей инклюзии быть не должно. Пространство инклюзии должно быть комфортным для всех – не только для детей с инвалидностью, но и для детей нормы. Ни один ребенок не должен уезжать из лагеря со словами: «Ужас какой! Никогда больше сюда не приеду!»

И поэтому подготовительный этап «солнечной» смены занимает, порой, больше времени чем сама смена. Нашим партнером на этом этапе выступает благотворительный фонд «Даунсайд Ап».

Очень важно еще до смены познакомить детей с их вожатыми, чтобы они привыкли к ним и начали доверять. Нужно, чтобы место знакомства было привычным для детей, чтобы они чувствовали себя комфортно. Для этого мы организуем совместные городские выезды с вожатыми и без родителей в «Мастерславль».

Обязательно нужно познакомить детей с тем местом, в которое они едут, показать, где они будут жить, мыться, есть, куда будут раскладывать свои вещи. Для этого подходят мини-смены – выезд в лагерь на выходные. После нее родители и специалисты понимают, готов ли ребенок к условиям лагеря.

МГТМГТ

aIcWbUShsWgaIcWbUShsWg

– А живут дети вместе?

– Распределение детей по отрядам происходит индивидуально, исходя из потребностей ребенка и степени его подготовки к лагерной смене.

Например, дети с синдромом Дауна и дети с двигательными нарушениями жили группами по несколько человек в отряде с детьми нормы.

Дети с нарушениями слуха на смене были в отрядах, сформированных только из глухих и слабослышащих детей. Хотя у нас на одну из смен приехала девочка с легкой тугоухостью, и мы вместе с ней решили, что ей будет лучше в отряде со слышащими детьми.

 

– А где же стирание границ, главная цель инклюзии?

– Если вас сейчас поместить в лагерь олимпийского резерва, где все быстро бегают и высоко прыгают, и сказать: «Делай так же, как все!» – как вы себя будете чувствовать? Думаю, не очень хорошо. Вам придется отстаивать себя, свое право быть такой, какая вы есть, приговаривая: «Ну, зато я хорошо пишу и фотографирую классно». А если не получится себя отстоять, если сил не хватит, если у вас характер не бойцовский?

Так или иначе вы будете искать того человека, который будет таким же, как и вы. Не надо лишать детей с ограничением здоровья возможности для объединения – у них много общих маршрутов.

И им комфортнее жить рядом с тем человеком, который не только принимает его особенности, но и разделяет их. Поэтому у нас на инклюзивной смене никогда не было одного ребенка с ограничением здоровья – всегда едет минимум несколько человек.

Чтобы стереть границы, важнее вытащить талант особенного ребенка наружу, чтобы он почувствовал себя увереннее, чтобы поднять его авторитет в глазах других детей.

Например, у детей с нарушением слуха много талантов: у них очень умные ручки во всем, что касается поделок. Они первые в спорте, здорово танцуют – только нужно сделать так, чтобы они ощущали ритм, нужна хорошая музыкальная аппаратура. Хит наших «сурдосмен» – жестовые песни. В них с удовольствием участвуют все.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Юрист со стажем 9 лет - Сергей / автор статьи
АВРОРА ЮРИСТ